Бебешко Т.Молчание Человечества

Бебешко Т.:  Добрый вечер! В прошлом докладе Африканыча (Никитин В.А.) присутствовала для меня определенного рода провокация. Потому как, что для меня естественно, говорить о Беседующем Человечестве и не поговорить о Молчащем человечестве, было практически невозможно. Но поведшись на эту провокацию, я оказался в очень интересной ситуации. Я должен говорить, собеседовать о Молчащем Человечестве. Была мысль провести такое молчание в темноте в течение полутора часов, но я быстро понял, что это может быть воспринято как экзекуция. И не все из нас готовы пойти на такую экзекуцию. То есть возник для меня логический парадокс: говорить о молчании. И я попытаюсь в своем рассказе в какой-то момент предложить вариант не разрешения, а соорганизации.

В беседе Владимира Африкановича (Никитин В.А) в прошлую среду прозвучала интересная аналогия с космическими телами, Черными дырами. Я начать, пожалуй, хочу с продолжения этой аналогии: о роли и проявлении подобий в этом мире. Сразу оговорюсь, что мы держим в процессе моего рассказа разделение и различение двух:

  • Потенциального, как великого Ничто и вместилище всех потенций, или пустоты и по-разному это можно называть, давались разные этому имена,
  • и Явленно-Проявленного мира.

И через закон подобия — подобие проявленного в явленном мире и потенциального в явленном мире.

А теперь вспомним, что в своей беседе говорили о черных дырах. Вообще Черная дыра – это достаточно интересное явление. На самом деле разговор о массе теле Черной дыры – это большая придумка, условная вещь, потому что Черная дыра массой не обладает. Да и не может идти разговор о массе тогда, когда (и это признают физики) начало обычной классической физики не действует за горизонтом событий. Там пропадает не только время, а и сама материя. Превращается в нечто иное, переходя в иное качество. Поэтому я хочу, чтобы вы посмотрели на вот эту Вселенную, явленную и местами проявленную, состоящую из активных излучающих светил, и вот этих непонятных инофизических (хотя их пытаются физически объяснить) объектов, которые проявляются (не непосредственно) через те энергии, которые вокруг них начинают собираться, концентрироваться, формироваться как на нечто красивое и гармоничное.

Современная физика говорит, что в центре всякой Галактики расположена Черная дыра или группа черных дыр. Что же такое Черная дыра и к чему я привожу эту аналогию? Если активно беседующее Человечество, находящееся в состоянии со-беседования, я бы сравнивал со звездами, то Молчащее Человечество – это сравнение с Черными дырами. Или же, бросая мостик другому моему докладу о Навигаторах и Монохордах, это Навигаторы, которые не есть функциональной составляющей системы Проявленного-Явленного мира, но есть частью чего-то большего. Не люблю слово метасистемы, но более высокая сложная организация.

Точно также как в физическом мире это подобие находится среди людей. Я уже об этом несколько раз говорил и писал об этом — это про интровертов. Про людей вектор, которых направлен не во вне, а в середину. Это объективное явление, которое мы видим и наблюдаем с детства, и которое обычно игнорируется. Игнорируется по одной простой причине. Точно также как Навигатор не имеет функций в создании этих символов и знаков, которые интерпретаторы, если вы помните эту терминологию, потом интерпретируют и привносят явленное, а потом делают проявленным мир. Навигатор не имеет целью создания этих символов и знаков.

Точно также Черная дыра, занимая некое пространство в нашей проявленной Вселенной, функционально не должна формировать вокруг себя материальные сгустки, а они формируются. Это не энергия Черной дыры. Это энергия тех самых звезд и других материальных объектов, которые  находятся вне нее. Это не ее собственность. Это очень важный момент. Черная дыра своего ничего не отдает, но в тоже время организует внешнюю материю таким образом, что становится явленной в проявленном мире.

Подобие есть среди людей. Были и неоднократно существуют в истории, в прошлом и настоящем, люди, которые отказывались от активной внешней проявленной деятельности, которые отказывались от со-беседований. И вместо этого их начальный волевой импульс был направлен не на со-беседование, а на молчание. Так  в свое время появились пустынники и стопники. И вокруг них появились и мест, где они прибывают, так называемые последователи, которые стопничеством и пустынничеством не занимались. Но они выполняли очень интересную роль. Находясь возле тех мест, вокруг которых, по примеру Черных дыр, концентрировалась и уплотнялась энергия, они интерпретировали и переводили эти энергии ниже в социум.

Очень многие представители Беседующего Человечества занимались именно интерпретированием, не порождая новых смыслов. Эти Сущности находятся на том же самом уровне. То есть, когда мы говорим о Человечестве в этом плане, с этих позиций, я говорю, что Человечество состоит из трех, условно назову это, категориями: Собеседующее Человечество, Молчащее Человечество, Интерпретирующее Человечество, интерпретирующее молчание в беседу. Вот то, что я пытаюсь делать сейчас, успешно или не успешно, — это как раз занять третью позицию.

Никитин В.: Молчальники не порождают смыслов. Смыслы делают со-беседования. А молчальники только порождают некоторую энергию, которая вызывает необходимость смысла.

Бебешко Т.: Осмыления

Никитин В.: Необходимость осмысления.

Бебешко Т.: В рамках этой механики или этой технологии, где я использую слово технология, кто видел это в моей статье, как «техно» — это прикладное, практическое искусство, а «логия» — от логоса, которое имеет очень много смыслов, один из которых является «мера». Так вот с позиции такой технологии (искусство-мера) возникает такая трехчастная структура. В этом смысле пространство внезакония – это пространство Интерпретатора.

Чудновский Ю.: Шире. Это пространство и Молчания тоже.

Бебешко Т.:  В таком случае и из такого аспекта можно сказать, что это и пространство Беседы.

Чудновский Ю.: Да, конечно. Все, кроме социального.

Никитин В.:  Нет. Там получится так, что верхнее — это внезаконие, а Интерпретаторы – это как раз беззаконие. Они вмешиваются в уже существующие нормы и законы.

Бебешко Т.: Тогда мы должны это как вопрос отложить. Вот то, что тебе не нравится по поводу планов, потому что мы сейчас как раз сталкиваемся с вопросом трехуровневых планов.

Чудновский Ю.: Я про это буду говорить в следующую среду.

Из зала: Я с вашего позволения прокомментирую с точки зрения физика. Говорят, что все метаморфозы и превращения у Черных дыр не приводят ни к потерям, ни к образованиям новой информации. Речь идет о чем. Каждая частица полностью описывается полным набором каких-то чисел. Условно говоря, если это протон, то это четыре числа. Частота, вектор, поляризация и т.д. Любых образований, разрушений появлений новых веществ – все это остается. Количество этих цифр грубо говоря остаются те же. Черная дыра уникальна тем, что она уничтожает информацию. В результате того, что существует Черная дыра вся Вселенная целая, количество цифр, которыми можно полностью ее описать сокращается.

Один ученный утверждает, что если существуют Черные дыры, то должны существовать и Белые дыры. То есть там, откуда появляется информация. Самая известная Белая дыра – это Большой взрыв, из которого все возникло, как нам представляется. Интересная вещь получается. Информация где-то появилась, как-то долго жила, а потом куда-то исчезла.

Никитин В.: Разговор вроде шел об энергии, а энергия не ровняется информации.

Из зала: С энергией тут все сложнее чуть-чуть. На самом деле там есть масса. Объект пока умозрительный. Но если формально называть его. Прелесть там вот в чем. С энергией там все хорошо. С информацией там все гораздо интереснее.

Никитин В.: Это смотря в какой картине мира. В энергетической картине мира все не так.

Из зала:  Но то, что я изложил классно состыкуется с тем, что вы  (Бебешко Т.) говорите. Про людей, которых Интерпретируют и которые что?

Никтин В.: Побуждают к смыслам.

Бебешко Т.: Понимаешь, я тоже начинал по поводу концепции Белых дыр. Физика не любит работать с противоположностями. Это обычно отдают в социум или экономику, или еще куда. На самом деле функция Белой и Черной дыр –  уничтожение информации, оно может и порождать информацию. Тем самым проверяя из потенциального. Я не зря говорил в самом начале, что когда мы рисуем вот эту картину, я всегда помню, что существует потенциальное. И есть это явленный мир. И в этом плане тогда Черные дыры, скорее, преобразователи потенциального в явленное и явленного назад в потенциальное. Как явленное в потенциальное, и это действительно информационный шредер. В то же время как источник новой информации.

По большому счету активный явленный мир не порождает ничего нового. Как мы говорили проявленное являет новое иное из потенциального. Вопрос в интерпретациях. И вопрос в актуализациях. Видите, выстраивается у нас такая цепочка: явление, интерпретация, актуализация. И вот задача Интерпретатора перевести язык Молчания в актуальное, в проявленное, тем самым делая явленное проявленным.

Чудновский Ю.: Ты сказал проявление и активизация – это разная работа. И вводится в синхронное время?

Бебешко Т.: Да. В то или иное время. То есть по большому счету задачка Интерпретатора – это задача Циклоса. И здесь, чего я очень не люблю, придется постулировать. Что образование Человечества должно происходить в трех вариантах как целого.

Никитин В.: В трех уровнях, в трех вариантах…

Бебешко В.: И в трех школах. Это то, что мы говорили: реальное образование, нереальное образование и внереальное или начальное образование.  Тогда у нас в системе образования получаются три школы. Для каждой есть свои ученики, ремесленники.

Паршин К.: Образование в смысле возникновения?

Бебешко Т.: Образование в том смысле, которое предложил Владимир Африканович – Образование Человечества. Чепушинка заключается в том, что в связи с тем, что мы ведем этот разговор, это явление начинает приобретать свое проявление.

Никитин В.: Поэтому разговор о трех школах, что здесь образование и во втором смысле как творение образование – творение образа. И вхождение в это творение. И творением образа через нас.

Чудновский Ю.: Ты сказал, что три школы составляют целостность. И что это за целостность? Человечество?

Бебешко Т.:  Человечество. Потому что это все Человечества.

Чудновский Ю.: И чем удерживается эта целостность, если не Беседой, Молчанием, Интерпретацией?

Бебешко Т.:  Всеми тремя и их сочетанием. Их логосом. Их мерами.

Чудновский Ю.: И как устраиваются их взаимоотношения?

Никитин В.: Сегодня возникает двойственность вариантов. Или есть точка баланса, которая каждый раз по какому-то там направлению соотносит их между собой и удерживает целое. Или это особая процедура перехода от одного к другому.

Бебешко Т.:  И то, и другое. Потому что вот этот момент, и вот здесь очень важна роль Интерпретаторов. Потому что через них осуществляется переход. У Молчащего с Беседующим не о чем говорить. Не о чем собеседовать.

Чудновский Ю.: Ты персонализируешь. Но это разные состояния. Я могу ходить по ним как угодно. Это не люди – молчальники, стопники. Это состояния.

Бебешко Т.: Чем больше ты находишься в том или ином состоянии, тем труднее удерживать баланс этих состояний в себе. Потому что, что одно, то и другое является равно привлекательным и равноискусительным. Отказаться от всего другого – и это есть путь. Путь, о котором я говорил, Интерпретатор может быть плохое слово, может можно подумать о чем-то другом, это как раз митраики,  удержание баланса. Это не выступление на той или иной стороне. Это одновременное пребывание в том и другом состоянии.

Чудновский Ю.: Не так. Интерпретаторы – это родители основания баланса. То есть у баланса есть основания. Что ты балансируешь.

Бебешко Т.:  Ты только начинаешь говорить и делаешь ошибку, как и я. Ты о них начал говорить как об Интерпретаторах как о личностях.

Чудновский Ю.: Как о функциях.

Бебешко Т.:  А это не функция. Это состояние.

Чудновский Ю.: Состояние. Вот в этой триаде это состояние не установление раз и навсегда, не поддержание раз и навсегда положенного порядка. Это порождение порядков. Постоянное порождение порядков. И Интерпретация – это и есть порождение порядков, а не установление их.

Никитин В.: Там есть сложность. Интерпретатор вынужден, раз он взял на себя такую функцию, проявлять это в социуме. Соответственно опять делать язык, во вторых соотносить с существующим языком и существующими порядками. Он в этом смысле не свободен. Если те два уровня свободны,  то здесь он выходит из состояния в функцию.

Бебешко Т.:  Почему я их и назвал Митраиками. Потому что вы помните, что я уже приводил пример. Дозороастрийская традиция, два бога брата-близница и бог договора между ними — Митра. Братья-близнецы были более высокого порядка. Митра был более низкого порядка, назначаемый верховными богами, более низкому божеству с конкретной функцией. Вот это спускание к социуму и уход  на этот уровень.

Никитин В.: У скандинавов – это Локи.

Бебешко Т.: Ну функция Локи  ближе, я так думаю, к Ахриману, чем Митры. По большому счету в христианстве Христос. Вы знаете и по традиции, и по истории, и по мифологии Митра и Христос очень близки. И того, и другого распяли, кстати. Оба приняли смерть на кресте.

Никитин В.: Локи – это уже четвертый уровень, перевод функции в социальное действие.

Бебешко Т.: Это построение нижних иерархий и непосредственное социальное действие.

Паршин К.: Три состояния – это состояние Человечества. Все они воспринимают смысл.

Никитин В.: Там нет смыслов. В Черной дыре нет смыслов.

Бебешко Т.: Всех их объединяет один начальный волевой импульс, направленный на исследование того или иного состояния. Поскольку как только я сделал волевой импульс, что касаемо пути молчания, я отрезал, я сжег мосты. Как только я вышел на путь, вошел в состояние Беседы я обрезал пути Молчания и ушел в беседу. Вот задачка сложная, которую надо решить – удержание двух состояний. Для чего требуется тоже волевой импульс. Решение.

Никитин В.: Энергия, я так понимаю?

Бебешко Т.:  Да.

Из зала: А Митраики это?

Бебешко Т.:  Интерпретаторы. Поскольку название и имени еще нет.

Никитин В.: А Локи – это посредник между социумом и Интерпретатором.

Из зала: Интерпретаторы, если так можно сказать, на кого работают?

Никитин В.: Ни на кого. Они движутся в импульсе. На них разворачивается импульс.

Дацюк С.: А почему Митру присвоили функцию Интерпретатора

Бебешко Т.:  Медиатора. Его поместили ниже.

Дацюк С.: Локи – это игрок. Он заставляет играть вокруг себя. Он не столько Интерпретатор, сколько провокатор.

Никитин В.: Он не Интерпретатор, он ниже. Он просто связывает и разделяет. Он пользуется Интерпретатором.

Бебешко Т.:  Он чистый потребитель продукта. Взяв у Интерпретатора, он начинает играть.

Дацюк С.: То есть эта позиция не самостоятельная?

Никитин В.: Это функция. А то не функция. То состояние: Интерпретатор, Молчание и Собеседование.

Чудновский Ю.: Мы вроде договорились, что Интерпретатор – это состояние тире функция, это двойственность. Это…

Бебешко Т.: Это переход.

Чудновский Ю.: Это двойственная природа. Там появляются первые намеки на функциональность.

Никитин В.: А Локи тоже этими функциями играет. Это может быть пророчество у него

Никитин В.: Играние, как утверждается, есть характеристика творения. Творение происходит в игре. Что у Райнера «Играющий бог», «играющая церковь». И ты помнишь, что из Библии София премудрость Божья радовалась и танцевала перед Богом. Она играла и танцевала во время творения мира.

Из зала: Я почему спросила на кого он работает, потому что эта функция, начала функции Интерпретатора в настроении, что он делает это зачем-то. Или он находится в импульсе и у него нет «зачем»?

Дацюк С.: Сущность не зачем-то. Сущность – она самодостаточная.

Из зала: Так он же пытается держать баланс между Молчанием и Беседой?

Бебешко Т.:  нет. Это было в мифологии зороастрийской. Я привел просто пример такой же триады. Но на самом деле он делает, потому что он делает. Он не стремится. Это его состояние тире функция. Но то, что плодами…

Чудновский Ю.: Функцией он становится в ареале деятельности Локи. Для него это состояние, которое функционализируется…

Бебешко Т.:  Это то, что можно функционализировать. То есть реально функционализировать Молчащее Человечество? Ты не функционализируешь. Ты к нему электроды не прицепишь. Точно также как Сущность к Собеседующему Человечеству.

Никитин В.: Ну вот есть тысячелетний орден молчальников. Они молчат не зачем-то.

Из зала: Так про молчащих и собеседующих понятно. А вот про Интерпретатора я суть пока не улавливаю.

Никитин В.: Ученики что делают? Ученики Буды. Все что мы знаем – все это интерпретация учеников.

Чудновский Ю.: Так что на счет следующего шага практической реализации?

Бебешко Т.: Практическая реализация – это вот такая технология. И я опять возвращаюсь к тому смыслу технология. Она позволяет создавать концепты и концепции, которые максимально будут учитывать и актуализировать все эти три состоянии, на мой взгляд, присущие проявленному.

Чудновский Ю.: Правильно ли я понимаю замечание Сергея, что молчание не значит не говорение. Есть форматы говорения зацикленные сами на себя, обращенные во внутрь, произнесение которых организует молчание, оформляет молчание.

Никитин В.: Ну вроде бы, как я понял, Тарас говорил другое. Молчание – это не проявленность. И не важно, как оно оформлено в словах, текстах. Там же…

Чудновский Ю.: Мы же сейчас сдвинулись на шаг дальше в практичность. Тогда практика молчания, говорю я, может быть организована по-разному. Можно сидеть, закрыв рот. А можно научиться произносить такие слова, которые открывают Молчание.

Бебешко Т.: Через тантру…

Дацюк. С: А почему вы привязываете Молчание к говорению. Если отвязать и первый абзац Хайдеггера вспомнить, что мышление действует не тем, что оно прикладывается к какой-то практике, а мышление действует, поскольку оно мыслит. И мышление – это суть или процесс молчащий.

Никитин В.: Однажды ученики спросили учителя: «почему вы все время нам говорите про молчание, но говорите и говорите много». Учитель сказал: «А кто вам сказал, что я говорю. Вот птица на ветке. Разве она говорит? Так и я. Я не говорю, я пою. Пою свою сущность. А вы воспринимайте как хотите».

Бебешко Т.: Но здесь, если говорить о школе Молчания, имея опыт общения с некоторыми интерпретаторами по этому поводу, речь идет о высоких уровнях Молчания. Речь идет не только о словарном, не только о вербальном, не только о мысленном молчании, но и об уходе от ритма.

Дацюк С.: Понимаешь, сложно измерить эту потенцию. Вот ты знаешь…

Бебешко Т.: Ее невозможно измерить.

Никитин В.: У Молчания же есть другая ипостась —  Темнота. Вот эта вся метафорика отношений света и тьмы. И тьма как родящая. Это тоже аналог Молчания.

Чудновский Ю.: Если я правильно понимаю, вопрос в уходе из языка. Молчание – это уход из языка.

Никитин В.: Из разговора.

Чудновский Ю.: Я намеренно говорю из языка.

Бебешко Т.: Обрати внимание, я сказал одну принципиальную вещь. Уход из ритма.

Никитин В.: Тут можно еще сказать из различений.

Бебешко Т.: Да. Уход из различений.

Чудновский Ю.: Уход из различений. А это означает уход из проведенных, установленных границ Сущностей. Это и есть выход за границы. Но не оформление новых. Это снятие.

Никитин В.: Вхождение в Молчание требует снятия границ…

Бебешко Т.: Если ты помнишь это та аналогия, тот образ, который мы на безумном чаепитии я озвучил по поводу сёрфера. Когда ты летишь на волне. Когда ты не находишься в осмыслении процесса происходящего. Когда ты индивидуален и един с волной, ветром и всем. Вот когда ты мордой в снег, тогда начинается мышление. Когда этот процесс сёрфа основной и тогда начинаются вопрошание, беседы, интерпретации и запускается уже эта технология. Но вначале ты летишь на гребне волны. И это большое счастье, если ты можешь летать не только на гребне волны, но потом услышать вопрос, ответить, то есть вступить в Беседу и, если ты еще сможешь это интерпретировать.

Чудновский Ю.: Для меня это ход от различений в неразлечимость и обратно в различение и в артикуляцию, и в актуализацию.

Никтини В.: Интерпретатор породит новые различения.

Бебешко Т.: И это все новые состояния. И они уместны для разных Сущностей. А для кого-то это неуместно. Не одно из этих состояний.

Чудновский Ю.: Про разные Сущности у меня в голове не складывается Молчание. Кто пребывает в Молчании —  Сущности, Самости, люди? Молчальники пребывают в молчании, не Сущности.

Бебешко Т.: Как мы говорили и здесь формулировали, Сущности определяются через Беседу. И поэтому там молчальники.

Дацюк С.: Тарас, а если мы в троице Даосизме, Молчание – это также недеяние? Или Молчание это вербальное, может быть связано с деянием. Ведь действие в таком случае может говорить даже больше, чем любой разговор.

Бебешко Т.: Я тебе должен сказать, что вот эта вот чепушинка очень важна вообще в понимании Даосизма, Лао Дзы и Дзена в основе своей. Ведь по большому счету когда, вспомни эту картинку, которую я нарисовал в самом начале с Черной дырой, куча работы происходит и деяний происходит вокруг нее.

Дацюк С.: Так это У-вей или не У-вей?

Бебешко Т.: У-вей. У-вей в понятии У-вей.

Никитин В.: Как я читал интерпретацию недеяния, недеяние – это то, что ты называешь серфингом. Ты можешь там чего-то действовать в волне. Ты не идешь поперек, не создаешь свое. Ты садишься (седлаешь) волну.

Бебешко Т.: В любом этом состоянии ты делаешь это и находишься в этом состоянии, потому что ты не можешь находиться в другом состоянии. Ты или У-вей, или Ву-вей.

Чудновский Ю.: Наоборот. Тут нет тебя. Состояние – это место, где происходит Это. Ты заходишь в это состояние или не заходишь в это состояние. Ты остаешься человеком и тогда это одно, становишься Сущностью и тогда это другое. Если это Молчание, то ты заходишь в третью комнату. Это разные комнаты.

Никитин В.: Молчальник – это отсутствующий. Это войти в состояние отсутствия.

Бебешко Т.: Это вхождение в состояние отсутствия. И здесь очень важно для меня при образовании, в процессе образования Человечества как такого это в первую очередь информирование, как ни странно, когда мы опускаемся в социум. Ведь вот эта связь с Интерпретатором она как раз и дает ниточку сюда. Вот из того состояния Человечества. Потому что очень важно не рассматривать Человечество как нечто оторванное полностью и полностью изолированное от того, что происходит вне них. И здесь очень важно, чтобы эти три школы донесли о себе информацию вот туда вниз.

Никитин В.: Я бы тут воспользовался стародзенским термином не школа, а дом. Три дома.

Чудновский Ю.: Это ты продолжаешь наш разговор про проявленность Института Человечества и говоришь: «Да! Надо проявляться».

Бебешко Т.: Нет. А вот здесь я хочу вернуться к тому, о чем мы разговаривали сегодня, и к тому разговору, который у нас несколько раз по поводу Темных веков начинался. Все зависит от сговора.

Дацюк С.: Ну можно же договориться. Конечно, проявляться, но перед этим 70 лет Молчания.

Бебешко Т.: Но чтоб проявились именно мы через 70 лет. Вот то, что произошло, и это нашло отражение в некоторых дебатах, которые ловятся уже в 14 веке. То, что произошло в 8-9-х веках – это был сговор на Молчание в то время. Вот то, что выразилось в необходимости формировании институциональной возможности, которые активно формировались все эти годы. Они формировались в условиях Молчания. И то, что происходило в Человечестве на тот момент, из-за сговора, я так думаю, что из-за сговора в первую очередь интерпретаторов.

Никитин В.: В начале тысячелетия появился Орден Картизианцев – молчальников. Франциск тоже настаивал больше на молчании и вообще надо разговаривать с птицами и Сущностями. Франциск – это как раз…

Бебешко Т.: …та линия молчальников.

Никитин В.: И перехода к разговору с Сущностями: Брат Солнце, Брат Вода, Брат Лев, Сестра Смерть.

Дацюк С.: А медитация – это Молчание?

Бебешко Т.: Смотря какая. Когда я слышу: «Я вот быстро сейчас смедитирую, а потом на роботу и еще что-то там», это не медитация.

Никитин В.: А ты знаешь, что у Ошо самая распространенная медитация – это крик? Надо выкричать себя до молчания.

Бебешко Т.: Опустошить себя тем или иным способом. В том числе и через выкричания себя.

Из зала: А похоже это на воинские упражнения по накоплению силы духа, воли, стяжание небесной добродетели.

Бебешко Т.: Вот то, о чем ты говоришь – это попытка имитации молчальников. Ведь для обывателя, не для человечества, а для человека.

Дацюк С.: В воинском искусстве есть две практики: кто перед боем болтает без умолку и не может остановиться и те, кто молчит. Опытные воины – это те, кто молчит перед боем.

Бебешко Т.: Не тратит энергию на болтовню. Но это попытка приобщиться. Это чепушинка об имитации. Опытный воин и воин вообще, если он действительно воин, — это солнце в тех аналогиях, которые я рисовал. Но для того, чтобы приобщиться и сконцентрироваться, те энергии, которые в избытки присутствуют вокруг молчащих, он имитирует это состояние, тем самым привлекая энергию.

Никитин В.: Как я понимаю Молчание воина – это погружение в смерть.

Дацюк С.: Ну в каких-то традициях. Он изначально мертв. Он должен считать себя уже умершим. Самурай.

Из зала: Вот поединок двух мастеров. Они становятся друг напротив друга и молчат. Смотрят и созерцают. И тот, у которого больше этой силы, у которого нет той щербинки, безукоризненный, безупречный, тот и побеждает. Как это происходит?

Бебешко Т.: Понимаешь, тут есть одна маленькая чипушинка. Вернемся опять к имитациям. Когда мы говорим о молчальниках. В этом явлении просто отсутствуют соревнования с кем-либо. Как по условиям задачки. Но когда мы говорим об имитаторах… Вот на этом было развито огромное направление магии, имитационная магия. Да, действительно доступ к определенным энергиям можно получить через имитацию.

Из зала: А если быть подлинным?

Бебешко Т.: Если быть подлинным, ты находишься вне вопросов конкуренции, соревновании с другим молчальником. Меня всегда интересовали переинтерпретации, интерпретации второго порядка. Очень много усилий было приложено для того, чтобы эти дома, как предложил Владимир Африканович это назвать, существовали и существовали. Дома Беседующих и Дома Молчащих. Пример, который сегодня вспоминали об Есеях, когда их физические дома в 390 году свели, то есть вырезали римские легионеры, замолчал Ближний Восток. И только потом они взяли уже значительно позже привнесли себя уже другие интерпретации второго порядка, которые в третьей интерпретации опять вернулись в Западную Европу. Попытка воссоздания Ордена Розенкрейцеров как молчащего и это было описано как Молчащий Орден, который не манифестируется. Он тоже был переинтерпретирован и появились младшие братья масоны.

Чудновский Ю.: Так на счет манифестации. Что нам делать в контексте этого доклада? Между собой?

Никитин В.: Молчать по одиночке.

Никитин В.: Алхимия была интерпретацией третьего порядка, хотя претендовала на первое.

Бебешко Т.: Алхимия – да. Алхимия – это настолько многоуровневое и многоплановое явление, что с одной стороны можно назвать какого-нибудь пражского позднего кабалиста, который занимался смешением чего-то для получения философского камня.

Дацюк С.: Фуканелли?

Бебешко Т.: Фуканелли – это вообще попытался прояснить суть Алхимии и ее место в процессе. Потому что очень многое рассказками, памфлетами, лубками, как это было когда-то очень популярно. Кстати, один пример, мы сейчас возвращаемся к традиции, которая была любимой в 14-17 веках, традиция лубка. Инфографики наши – это же лубочная традиция. Вот с помощью этого была создана негативная коннотация по отношению к алхимикам как надувателям, шарлатанам, прожигателей чего-то там, коптящими над трудами в каких-то темных подвалах и может иногда пьющими кровь младенцев. На всякий случай.

Никитин В.: Возвращаясь к сегодняшнему нашему разговору, наука – это интерпретация второго порядка?

Бебешко Т.: Да. Это жизнь трикстеров. Это манипуляции. Наука в современном понимании, в то, во что она в конечном итоге превратилась. Потому что, если почитать Бекона в оригинале, то он о совсем о другом писал, честно говоря, чем подразумевают под современной наукой. Особенно не в переводах,  а в оригиналах. Хотя и в переводах можно понять, что так, але тришечки не так.

Дацюк С.: То, что дает силы, даст возможности.

Никитин В.: Но там был Бенавентура, который утверждал, что Бога постигаем через природу, через его творения. Это было раньше, чем Бекон и Бекон это знал.

Бебешко Т.:  Но если на то пошло, то вот уже в упомянутом сегодня докладе Дамаском документе, а он датируется 2-3-й век до нашей эры, было написано, что Бог любит знания. При чем, знания не в смысле софии. Что ему любо понимание и знание в человеке. А это те самые и родные ессеи.

Дацюк С.: Что его вытравили из христианства?

Бебешко Т.: Потому что ессеев в 390 году срезали и все в Кумран. Их же тогда легионеры после Иерусалимского восстания. В Кумране была община, были кумранские рукописи. Дамаский документ потому так и называется, потому что первый вариант был найден, когда в Британии разбирали архив синагоги в Каире. Архив перевезли в Британию, там разбирали и там, в текстах, упоминается Дамасский, потому что часть ессеев ушла в Дамаск. А потом в Кумране, когда в 46 или 49 году нашли эти документы, нашли второй список, потому что первый список датируется десятым веком нашей эры. А в Кумране нашли оригинальные.

Никитин В.: Если взять три уровня небесной иерархии, верхний самый близкий уровень тесно соприкасается с Богом, средний и с Богом и с людьми, нижний только нижний слой говорит с людьми. Никто и никогда не писал, что престолы что-нибудь говорили.

Чудновский Ю.: Но мы-то с тобой всегда говорим, что Беседа есть высшая форма молитвы. В этом смысле разговор не является низостью.

Никитин В.: Я имел ввиду, что с людьми разговаривали ангелы, архангелы и херувимы. А престолы, власти, которые находились на верхнем уровне, они…

Чудновский Ю.: Я просто хочу сказать, что в той триаде, которую ввел Тарас, Молчание и Беседа не выше или ниже одна другой. Просто разные состояния. Смысл один и тот же.

Бебешко Т.: Более того интерпретации не ниже.

Чудновский Ю.: Интерпретация ниже, поскольку она ориентирована..

Бебешко Т.: Она не ориентирована, она связана посредственно, но не ориентирована. Но находится между Молчанием и Беседой, между ними и связана вниз сюда.

Чудновский Ю.: В то время, как и Молчание, и Беседа не связаны напрямую.

Из зала: Например, ко мне приходит какой-то смысл или потрясение и у меня настает период Молчания, пока я не найду язык его выражения, слова не подберу, собеседника, с которым могу в разговоре это оформить.

Бебешко Т.: Вы знаете, я вам скажу вот какую крамольную вещь. Если вам хочется озвучить, что пришло в Молчании, то вы не в состоянии Молчания. Когда ты находишься в состоянии Молчания, интерпретировать полученное из этого состояния, по условиям задачки не может возникнуть желания.

Из зала: Переходишь ниже, ниже. Еще ниже интерпретация. Но изначально же Молчание. Потом уже Собеседование.

Никитин В.: Состояние Молчания имеет, но не стадии, а… Ну вот чтобы попасть в состояние Молчания надо освободиться, разоформиться. Пребывать в Молчании – это умерить свое эго и вообще умереть. А вот выход из Молчания – это мучительная вещь. В тебе что-то родилось, через тебя бьется, ты  не понимаешь, не можешь выразить. Состояние Молчания – это не всегда благостное состояние.

Из зала: У меня есть еще один вопрос. Есть паттерны, есть маттерны. Есть какие-то вещи, которые находятся за рамками времени, в которых чередуются эти состояния. Состояние Молчания и состояние Звучания.

Бебешко Т.: Вы знаете, я не могу точно сказать, не могу быть ответственным в данный момент за свои слова, но из того, что я знаю, путь есть у каждого и у каждого есть свой путь. И став на один из путей, ты ему следуешь, приложив тот самый волевой импульс. Не важно, каким будет этот путь. Будет ли это путь Беседы, будет это путь Молчания или путь Интерпретатора. Нет среди них худшего или лучшего. Но став на него, ты идешь.

28.03.2018

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Вы можете использовать следующие HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>