Пять человек. Чудновский Юрий

Чудновский Ю.: В этом сообщении я отнесусь к некоторым фрагментам предыдущих встреч:

  • Непознанная бездна.
  • Миссия «Человечество» как расширение инструментов.
  • Дефиниция по поводу «Человек — это существо, которое меняет свою деятельность в результате мышления».

Из зала: Направленное на преодоление пределов посредством деятельного мышления.

Чудновский Ю.: Ну и четвёртое – расширение ойкумены, которое стало результатом беседы Владимира Африкановича с Константином.

Ранее Константин нарисовал концентрическую схему, в центре которой был человек, потом социум, человечество и космос. Потом мы с Константином договорились по поводу расширения ойкумены, но сама эта концентрическая схема, я спросил, почему человек находится в центре (является ядром). Я бы рисовал эту концентрическую структуру иначе. Ядро моей схемы – природа. Природа, как то, что законосообразно, законно, действует по законам, которые мы познаём, и которые определяют всё устройство природы. Законность природы является непознанной бездной, в основе которой лежит единый, всеобщий, универсальный закон. И наше познание относится к этому пространству, которое мы называем природой.

Из зала: А природа вне закона бывает?

Чудновский Ю.: Нет. То есть бывает природа вне познанных законов. Природа вся законна, хотя бывает природа вне познанных законов.

С моей точки зрения, всё это зона детермината. Если бы русская грамматика позволяла в конце поставить букву «Д». Ад детерминации, за пределами которого, если следовать логике расширения лежит социум. Природа у меня – часть социума. Есть часть социума, которая законосообразна, но весь социум необязательно или вообще непознаваем научными средствами.

В социуме есть проявление свободы воли. А свобода воли точно незаконосообразна. Хотя есть часть социума, которая законосообразна, и некоторые законы там пытаются понимать, как социальные законы.

Социум – не природа и не часть природы. Социум – это надприродное явление, часть которого живёт по законам, а часть – вне закона.

И в отношении работы с социумом начинают действовать некоторые другие установки и дисциплины, неориентированные на законосообразность. Например, менеджмент. Он ситуативен, позволяет принимать рациональные решения, но он незаконосообразен.

Границы социума задаются линейным временем.

Из зала: Почему только линейное?

Чудновский Ю.: Социум иначе не живёт.

И есть на этой картинке то, что мы называли экраном. То, что позволяет социуму себя видеть и осознавать. Экран соприкасается с линейным временем, но только внутренней своей поверхностью.

Следующий круг – это человечество.

Следующий – пустота.

И предел всего – это Бог.

Из зала: А других разумных существ ты относишь к пустоте или к человечеству?

Чудновский Ю.: Подожди, я буду специально говорить про существ. Здесь надо сделать одно замечание. В выступлении Владимира Африкановича, да и во многих других часто упоминалось слово «состояние».

С моей точки зрения, состояние имеет пространственную природу, свою логику и границы, имеет свою грамматику. В отличие от мира, пространства, они удерживают одну логику. Состояния монологичны.

Например, состояние войны, которое определяет всё моё понимание. Если я попал в это состояние, это переворачивает весь мой мир, весь мой язык. Всё моё мировосприятие, на друзей, врагов, на то, что мешает победить, что помогает победить. Мой мир сворачивается в одну логику.

Поэтому вот эта схема – это схема пространственной организации состояний.

Дальше как раз по поводу существ. Сейчас я могу говорить про разных людей, откуда, собственно и название доклада «5 человек».

1 – человек природный или человек естественный, который себя понимает как человека, чья судьба предопределена. Чьи действия имеют отношение к законам, чьё взаимодействие с окружением подчинено законам. Он – безответственный.

2 – человек социальный.

3 – человек-человечество.

4 – человек Со-творящий.

5 – человек-Бог, от которого не завит ничего и одновременно зависит всё.

Из этой картинки следует, что такое можно себе помыслить. По степени восхождения свободы и ответственности за свои действия. С моей точки зрения, человек – это проявление воли, конфигурирующее эти позиции в иерархию. То есть я могу собрать эти позиции разным образом. Вопрос материального носителя при этом не стоит.

Моя схема предполагает много иного. Эта картинка не носит всеобщего характера. Это контурная карта, по которой мы теперь будем двигаться, наполнять её содержанием.

Из зала: А абориген австралийский он человек? Людь или нелюдь?

Чудновский Ю.: Меня не интересует их биологическая принадлежность. Раса, место проживания. Социальность не гарантирует того, что существо является человеком. Потому что социально живущие нелюди встречаются на каждом шагу.

Из зала: А можно выходить туда-сюда?

Чудновский Ю. Точно можно, в позицию самоопределения  и пересборки себя. Это очень трудно и психологически тяжело, редко происходит и мало кто делает, но и людей мало.

Это ещё не механическая такая картинка. У меня, даже с поставленным архитектурой пространственным мышлением, не хватило графических средств для преобразования этой картинки.

Из зала: С моей точки зрения, вы нарисовали схему, которая говорит, что человек – это существо, которое способно пройти этап самоузнавания в зеркале. Мне кажется, что всё, что за экраном, это то, как мы себя видим. Это отражение и социума, и природы. Есть условная зеркальная поверхность, мы видим нечто в ней. Оно является отражением.

Чудновский Ю.: А вы можете менять отображение, не меняя объекта отображения? Я утверждаю, что жизнь в человечестве принципиально не связана с жизнью в социуме, и не является ни в коей мере её отображением.

Из зала: Как доказывают некоторые исследования, мы не являемся такими уж уникальными. И, вполне возможно, что именно наша ограниченность не позволяет нам видеть картину такой, как она существует. Поскольку во главу всего положена наша индивидуальность, наша самость.

Чудновский Ю.: То, что вы поняли, не соответствует тому, что я вводил.

Человек – это волевая позиция (проявление воли), а не существо.

Сдвоенная позиция, здесь довольно часто встречающаяся: человек – это существо биосоциальное. Это привычно, на эту тему много чего написано, но выход в позицию  человечества требует от человека отрешения от всего того, что составляет его биосоциальную, культурную, историческую характеристику. Пребывать в человечестве, оставаясь украинцем такого-то роста с таким-то образованием невозможно.

Это другой тип человеческой жизни. Это там, где этого ничего нет. Ни социального твоего положения, ни культуры, ни исторического времени, ничего. Здесь ты теряешь всё, и эта потеря только и является входным билетом в человечество. И тогда ты можешь думать всеми когда-то жившими людьми, настоящими и будущими. Только при этом условии, при полном самоотречении от всего, возможно оказаться человеком-человечеством.

Из зала: Имя остаётся?

Чудновский Ю.: Имя остаётся как маркер общечеловеческой мысли.

Из зала: Не точка входа?

Чудновский Ю.: Нет. Это просто приписка. Напоминание о том, что через него вошло. Но человечество по этой картинке, если там теряется почти всё человеческое, кроме того, что мы здесь обсуждали как самость. Но дополняется какой-то немыслимой ответственностью за всё.

Человек в состоянии человечества – это пространство бытования мыслей обо всём человечестве. Эти мысли возникают, конечно же, в пустоте во время встречи с Богом. Они не являются волевым творческим актом, это результат выхода на позицию Со-творения. Это мысли о мире, о человечестве.

По первому представлению насчиталось 4 таких мысли, по количеству очевидных визитёров к Богу. Закон-порядок-служение. Эта мысль зафиксирована и артикулирована. Любовь и логос. Это ещё один визит или встреча. Это пустота. Возможно, сюда можно приписать ещё какие-то мысли.

Вот теперь механика. Получается, что вступая с Богом в Со-творение – это ещё одна степень самоотречения, отречение от языка. Здесь мысль творится не в языке. Разговаривать с Богом нужно на уровне истины. И поэтому нельзя пользоваться этим языком. Он понимает. А человек что поймёт?

В моих переживаниях мысль рождается не в языковой оболочке. Слово искривляет, и это работа человечества – артикулировать Божественную мысль, свести её до языка. Работа человечества – это артикуляция мысли. То есть, пустота – это место, где возникают прошивки через человечество.

Экран имеет 2 поверхности: внутреннюю и наружную. На внутренней поверхности можно нарисовать всё через время. Нельзя нарисовать ничего вне времени, поскольку время опосредует экран. Наружная поверхность, принадлежащая человечеству, находится вне времени и вне социума. И здесь появляются артикулированные отпечатки Божественной мысли, которая видна и изнутри. Понимаем мы или не понимаем, но человечество прорисовывает наружный контур экрана.

Когда мы понимаем, происходит захват какой-то части этого «пирога» новой мыслью. Причём, эти мысли могут пересекаться. По социальному материалу. Но образуются разные ойкумены, не сводимые друг другу. Эти мысли могут быть зафиксированы и нереализованы. Она артикулирована, она зафиксирована, но она не захватила все остальные уровни «пирога». Она ждёт своего часа, она никогда не умирает, она есть.  В этом смысле идею нельзя ни убить, ничего с ней сделать. И иные – это разные организации, под разные мысли организации всего.

Из зала: Нет, иные – это другие схемы.

Чудновский Ю.: Для сообщества пути эта схема выворачивается совершенно иначе через эту точку. И представляется в другой схеме. Вот где порождаются другие схемы.

Принцип порождения иного – выворачивание. Каждая из этих точек выворачивает мир. Выворачивает антологию.

Возвращаемся к ойкуменам. Если иметь это в виду, то в материальном плане они могут пересекаться, накладываться друг на друга, по материалу, не по организации жизни.

Дискуссия состояла в том, что не работа человечества – расширение ойкумены. Но схема, которую я сейчас рисую – это схема порождения ойкумен, разных, а не расширение одной. Человечество порождает ойкумены. Расширение ойкумены – это социально-природное действие.

Те, кто следует Пути, им абсолютно безразлична любовь. Им не нужно захватывать идею любви. Это разные типы организации всего мира.

Из зала: Почему ойкумена не может расширяться?

Чудновский Ю.: Зачем? Она предельна. Она ограничивается своими идеологическими пределами, не физическими. То есть её антология имеет пределы. Эти пределы обсуждаются, кто-то умудряется выходить за эти пределы, но он оказывается не в другой антологии, а в пустоте.

Вот здесь возможно взаимопроникновение ойкумен.

Из зала: А как быть с целостностью?

Чудновский Ю.: Мы различаем три слова: полнота, целостность и единство. Все три слова, получается, имеют разное пространственное прикрепление. Целостность удерживается только человечеством. Это его работа удерживать и менять целостность социальной организации и человечества.

Человечество как целое – это и есть способ удерживания целостности. А единство в Боге или полнота в Боге – это уровнем выше. А здесь всё частично. Вот этот контур – это контур удержания целостности (человечества). А полнота – это вот так. А вот это единство, над человечеством. Единственное место удержания целостности – это человечество.

Из зала: А полнота имеет предел?

Чудновский Ю.: В этой картинке да. Вообще всё имеет предел – и этот предел Бог. Я здесь ввожу представление о Боге как о пределе всего сущего.

Из зала: Внутри себя Бог может быть беспредельным, но для всего сущего – он предел. Сущее – предельно.

Чудновский Ю.: Единство в Боге и единство с Богом – два разных единства. Это разные пространства.

Это пространственная схема. Я могу рисовать в виде «комнаток», которые я буду наполнять разным содержанием и прокладывать маршруты между ними.

Из зала: Знаете, что такое понимание и чем оно отличается от интерпретации? Понимание – это когда вы понимаете непонятное, в его собственном изложении, в его собственной логике. А интерпретация – это когда вы всё притягиваете к своему видению. Вот вы никак не можете прийти из интерпретации к пониманию.

Пронин О.: Ваша схема позволяет увидеть метод. И различает два типа онтологии: реальности…

Из зала: А почему не предельности?

Чудновский Ю.: Онтологии предельностей.

Из зала: Божественное знание в наш язык помещено быть не может.

Чудновский Ю.: Есть ещё одна важная деталь. Здесь появляются ещё два слова, как необходимые: актуализация и артикуляция. Актуализация – это введение мысли во время, это прорыв экрана ко времени. Прикрепление артикулированной мысли ко времени. Введение мысли во время, линейное время. Артикуляция – изречение неизреченной мысли, в человечестве.

И это твоё состояние встречи с Богом – оно артикулировано, введено в язык. И второе – введение во время.

Это всё искажения. Это способ связывания. Происходят изменения и самое страшное – это артикуляция. Но без неё мы пока не можем.

Из зала: А куда здесь состояния?

Чудновский Ю.: С моей точки зрения, состояния имеют пространственный характер. Это картина топическая, пространственная, топологическая. Это топы, пространства, читать — состояния. Состояние человечества или пространство человечества.

Если представить себе эту картинку объёмной, то получится тор с точкой в центре. И этот тор можно выворачивать через разные точки.

04.10.2017                                                                                                                                Киев

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Вы можете использовать следующие HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>